Українські архіви – К. Булкін

Грудень 7, 2008

Головний редактор “Голосу Криму” Ельдар Сеїтбекіров дискутує з опонентами на круглому столі з проблем толерантности / Editor-in-chief of “The Voice of Crimea” newspaper Eldar Seitbekirov Argues With Opponents at the Round Table on Tolerance

Конфілкт у Бахчісараї

Конфілкт у Бахчісараї

Audio file from this post can be uploaded from the page: Audio Archive mp3.
Аудіофайл з цього поста можна завантажити зі сторінки: Аудіоархів mp3.

Recorded 30.10.2008 in Simferopol at the round table on the problems of tolerance in Crimean media. Editor-in-chief of “The Voice of Crimea” newspaper, Eldar Seitbekirov tells about his experience of being in the centre of inter-ethnic conflict in Bakhchisarai (transcript in Russian).

Записано 30 жовтня 2008 р. на круглому столі в Сімферополі, присвяченому проблемам толерантности в кримських ЗМІ. Головний редактор газети «Голос Криму» Ельдар Сеїтбекіров розповідає про те, як він опинився в епіцентрі конфлікту в Бахчисараї. Дізнавшись, що колона проросійських сил прямує до місця, де мітингували кримські татари, він поспішив у центр подій (далі – розшифровка російською мовою).

7’21”, 3 Мб

Э. Сеитбекиров. Думая, что я, как журналист, имею иммунитет, я быстро обулся и побежал навстречу этому митингу с фотоаппаратом. Начал фотографировать – вдруг крики. И рывок в мою сторону одного мужчины – хватает фотоаппарат. Я выбиваюсь, конечно, продолжаю фотографировать, но иду как бы, отступая от этой толпы где-то метров на тридцать. Смотрю – отделились три молодчика спортивного телосложения, канцелярские ножи – раз! – вытащили, и вот эти лезвия, значит… С канцелярскими ножами уже кидаются в мою сторону. Ну, я повернулся, «Беркут» там метрах в пяти уже был – я успел запрыгнуть за «Беркут», что предотвратило – я уже не знаю, порезы там или еще что-то.

Когда эта толпа остановилась, произошла перегруппировка. То есть, сначала шли женщины там, мужчины пожилого возраста… Две минуты хватило, чтобы перегруппироваться, то есть там было все запланировано. Вперед зашли молодчики, и через две минуты был напор на «Беркут», его просто «разорвали». И произошла стычка с крымскими татарами. У крымских татар были дубинки: за месяц до этого уже был конфликт, значит, кое-какие дубиночки были приготовлены там, полутораметровые. А с этой стороны – канцелярские ножи, заточки и все.

Я смотрю на это столкновение: крымский татарин держит дубинку, машет перед лицом и кричит: «Уйди, уйди, отойди!» Другая сторона бьет конкретно и валит, бьет и валит, то есть там нету тормозов. Вот в этот момент я думаю: какова моя деятельность: воспитывать толерантность у людей? То есть – нельзя ударить, нельзя нанести увечье или еще что-то… Противоположная сторона накачана совершенно другим: побить, убить, все, что хочешь, растоптать.

Я обратил внимание, что молодежь… У нас привыкли говорить: вот, это советская идеология, коммунистическая пропаганда, ненависть к крымским татарам, стереотипы и так далее. Когда шла молодежь от 16-ти до 20-22-х лет, то она уже выросла здесь, вместе с крымскими татарами, то есть уже после возвращения. Они наверняка по соседству живут в Бахчисарае, они наверняка вместе в школу ходили. То есть одна часть населения очень «хорошо» воспитана, и понятно, какими изданиями, учитывая их тираж, распространение. Другая часть – твердится им: «толерантность», «нельзя», «не убей», «не ударь» и так далее. Вот в тот момент кто прав оказывается?

(Шум в аудитории).

К чему я хочу это сказать…

Владимир Притула (ведущий). Сейчас он закончит и…

Валентина Самар (перебивает). Вы извините, ради Бога, мы просто считали, сколько сейчас было употреблено слов, которые могут быть характеризованы, как язык вражды.

Из аудитории. И сколько насчитали?

В. Самар. Неоправданное употребление этнической принадлежности…

Э. Сеитбекиров. Оно есть, оно факт…

В. Самар. «Они», «толпа», «молодчики», «накачанные…»

Э. Сеитбекиров (пытается возразить).

В. Самар. Секундочку, секундочку…

Э. Сеитбекиров. Были молодчики! (смех в аудитории). У меня есть фотоматериал…

В. Самар. Секундочку! Дело не в этом. Вы там были как кто – как журналист?

Э. Сеитбекиров. Я как журналист был…

В. Самар. Вот журналист репортажно изложил сейчас события. Так это есть образец языка вражды и тенденциозной подачи материала. Как будто вы были участником событий, а не сторонним наблюдателем.

Э. Сеитбекиров. Давайте так. Я оказался в эпицентре событий. Я видел там от начала до конца. Значит, к чему мы пришли? Где сегодня те, кто начал вот это побоище? Насколько они привлечены к ответственности? Был ли судебный процесс? Кто-то из них наказан?

В. Самар. Кому вы сейчас задаете эти вопросы?

Э. Сеитбекиров. Я это говорю к тому, что вот это и есть взаимосвязь… И это и есть тот момент, где определяется… Информационное поле здесь в Крыму в таком виде и существует – хотим мы того или нет. Вот говорят: мы должны так, чтобы язык вражды в Крыму не воспринимался. Проанализируйте историю Крыма и скажите, когда здесь вражда вообще не существовала?

Александр Пилипенко. А мы про все газеты говорим: что все газеты, включая вашу, распространяют язык вражды, понимаете?

Э. Сеитбекиров. Значит, давайте так: вот когда история Крыма – мне покажите хоть одно десятилетие, когда здесь вражды не было?

А. Пилипенко. Я вам могу назвать десятилетие, когда газеты не распространяли язык вражды! Вас такая информация устраивает?

В. Притула. Александр, подождите…

Э. Сеитбекиров. Покажете? Очень хорошо, мне это очень интересно, когда они не распространяли язык вражды. Мне это очень интересно, я не знаю такого периода.

В. Притула. Я думаю, когда газет не было этих.

Э. Сеитбекиров. Это другое дело. Когда вообще газет не было…

В. Притула. Эльдар, если ты закончил…

Э. Сеитбекиров. Сколько бы мы здесь ни говорили – есть издания, есть журналисты, которые подписываются, которые работают по заказу, и всегда язык вражды, вот эта тема – она будет присутствовать в Крыму, хотим мы этого или нет.

А. Пилипенко. Так вы сами его культивируете…

Э. Сеитбекиров. Здесь, с одной стороны, идет накат со стороны тех журналистов и той прессы, которая ведет себя очень агрессивно. С другой стороны – вроде бы как люди, которые призывают к толерантности и не применять язык вражды – тоже совершают некий такой накат. С третьей стороны – власть ждет любой случай, когда где-то что-то пнуть… И тогда выстраивается такая система и виден некий фронт. И в этой ситуации мы можем много здесь говорить о толерантности, но пока не будет связи между словом и делом, между государственными людьми, между политиками, вот этой гармоничной ситуации мы не достигнем. Сейчас, можно сказать, почти патовая ситуация.

Advertisements

Напиши коментар »

Коментарів ще немає.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

Створити безкоштовний сайт або блог на WordPress.com.

%d блогерам подобається це: